Интервью с Сержем Танкяном 22.08.2008

Ирина Лемберг, адвокат из Лос Анжелеса, встретилась с Сержем Танкяном перед его концертом 2-го Августа 2008 для эксклюзивного интервью. Разговор шел о сольной карьере артиста, а также о некоторых слухах, например выступлении System of a Down на конкурсе «Евровидение 2009».
Ирина Лемберг: Добро пожаловать в Соединеные Штаты! Куда ни плюнь, везде пишут о том, что ты заинтересован в участии в Евровидении 2009.

Серж Танкян: Знаешь, это случилось, когда я был в Финляндии, там бы журналист и он спросил меня хотел ли бы я поучавствовать в Евровидении, он сказал: «Эй, было бы прикольно поднять там тему Геноцида и тем самым привлечь к нему внимание.» И все, что я ответил было: «Да, было бы интересно.» Тогда он спросил: «Как ты думаешь, ты бы был заинтересован поучаствовать в этом?» И я ответил: «Возможно, да.» И пресса раскрутила это так, что люди подходят ко мне и спрашивают: «Ты что, собрался собрать Систему, чтобы поехать на Евровидение?» А я: «Евровидение зачем? Армения чего? Система куда? Ты о чем вообще говоришь?» Так что это все является для меня большой новостью, это большое недоразумение и меня не правильно поняли, так что я позвонил представителям своего лейбла в Финляндии и попросил уладить этот вопрос с прессой, потому что я никогда ничего такого не говорил…

Ирина Лемберг: Серж, благодаря твоим усилиям, самоотверженности и напряженной работе многие люди узнали о том, что случилось с Армянским Народом в 1915 году. Это является действительно очень большим и даже огромным твоим достижением!

Серж Танкян: Спасибо, дорогая. (=

Ирина Лемберг: Я бы хотела знать, насколько важно для тебя то, что это назовут «Геноцидом»? Я хочу сказать, еще за 33 года до подписания «Конвенции о Геноциде» мировое сообщество осудило факт Армянского Геноцида. Так что, действительно ли это важно для тебя, чтобы это злодеяние называли именно «Геноцид»?

Серж Танкян: Меня всегда волновало правосудие. А несправедливость всегда вызывала рвотные позывы. Возможно это началось с мысли о «лицимерии и отрицании происходящего в мире», известном под названием «демократия» и это открыло мне глаза на другие лицемерия, другие несправедливости, национально-освободительную борьбу, нарушения прав человека, экологический дисбаланс, стихийные бедствия и из-за этого я стал считать несправедливость и дисбаланс вещами, которым нужно уделять внимание. Независимо от того, имеет ли это отношение к Армянскону Геноциду… Я хочу сказать, что нужно называть вещи своими именами. Вот эта штука у вас в руках — диктофон. Если я назову его бутылкой с водой, в нем не появится вода и он по прежнему будет диктофоном. Так же и с Армянским Геноцидом. Нужно называть это тем, чем оно является на самом деле. Поэтому нельзя использовать другой термин для ухода от ответственности. Из всех тех разговоров с дипломатами по всему миру я понял, что для Турции признание Геноцида не было бы такой проблемой, если бы это им ничем не грозило. И знаете что, я считаю что так не честно. Нельзя просто так вот придти в чужой дом, поубивать там всех и ожидать, что их родные будут бегать за тобой 90 лет только для того, чтобы ты сказал «Ну, прости, прости…» Так что я считаю это крайне важным, для любой несправедливости, самое важное это чтобы справедливость восторжествовала.

Ирина Лемберг: Понятно. Еще меня очень потревожило, что многие историки думают, что Гитлер был воодушевлен Армянским Геноцидом, он подумал, что если никто не ответил за то, что случилось с Армянским народом, то они тоже не будут отвечать за то, что собираются сделать и в итоге сделали.»

Серж Танкян: Да, это так. Они были союзниками во времена 1й Мировой Войны и многие немецкие солдаты были в то время в Турции, так что новости распростронялись довольно быстро, и с исторической точни зрения Гитлер даже мог стать свидетелем этих событий.

Ирина Лемберг: Ладно. теперь о ДВД «Крикуны» (Screamers). Это очень мощный инструмент, который открыл людям глаза не только на события, происходившие в прошлом, но и на то, что происходит сегодня, прямо сейчас, в то время пока мы сидим на удобных диванчиках под «крышей» нашей страны. Мне известно, что «Крикуны» должны были стать частью программы в некоторых учебных заведениях. Ты не знаешь, это действительно случилось?

Серж Танкян: Я не знаю, потому что я не отвечал за это. Наше участие в фильме заключалось в даче разрешения преследовать и распрашивать нас.

Все что я знаю из последнего разговора с Карлой Гарапедян (Carla Garapedian — режиссер фильма Srceamers, — прим. ALuserX), это то что они отправляли фильм в библиотеки и университеты, а «Фонд Раффи Манукяна» спонсировал все это и потратил довольно много денег чтобы распростанить его. Кстати, он проделал феноменальную работу. Он мой друг и я восхищаюсь проделанной им работой.

Ирина Лемберг: Ты только что вернулся из обширного тура по Европе. Ну как, понравилось?

Серж Танкян: Было здорово! Я отыграл на многих европейских фестивалях, а так же в странах, где я еще никогда не был, в России, Люксембурге, Финляндии. Большинство мест где мы были. Знаете, летние фестивали, это — что-то особенное. Мне они нравятся тем, что можно увидеть выступления разных команд, каждый день разных, вместо нескольких с которыми ты обычно даешь концерты.

И очень красиво, знаешь, лето в Европе, в разных странах, с разной культурой, едой. Это просто феноменально.

Ирина Лемберг: Я не знаю, замечал ли ты это со сцены, но я посмотрела в Интернетах довольно много записей видео с твоих концертов повсюду в Европе. В Чехии, Польше, Испании, Италии, России, везде толпа подпевала. Они пели твои песни вместе с тобой! Ты замечал это? Ты понимал что происходит?

Серж Танкян: Да, да. Особенно меня удивила Россия, просто потому что я думал, что многие там не знают английского и для них знать слова песен было больше чем достижением, я был очень, очень удивлен. Например, на первом концерте, который мы давали в Санкт-Петербурге, мы играли на небольшом стадионе и толпа пела так громко, что я с трудом слышал свою собственную группу, играющую на сцене. Это было феноменально!

Ирина Лемберг: Замечательно! А что ты думаешь о России? Ты гулял по Москве? Просто, у меня русские корни. Я родилась в СССР, в Киеве, и переехала в США в том же году, что и ты, в 1975. Итак, что ты думаешь о России?

Серж Танкян: Мне там понравилось. Я наслаждался поездкой. Мм, знаешь, Росия вызывает совершенно иные ощущения (англ. Vibe не имеет русского перевода (кроме того, что от слова Vibrator) и обозначает чувство, которое человек получает от чего-либо, — прим. ALuserX), по сравнению со всеми другими местами где я когда-либо был. Мы разъезжали в-основном по западной Европе, реже по восточной, ну и, конечно по северной Америке.

Ирина Лемберг: Ты гулял по Красной Площади?

Серж Танкян: Бы были на Красной Площади, прогулялись там, было здорово, затем мы проехались по городу, что тоже было изумительно, ну и Санкт-Петербург, конечно, был просто восхитителен (просто пиздец как, — прим. ALuserX). Знаешь, архитектура, реки, и все остальное. Это было очень круто, но кроме того вызывало совершенно иные ощущения. Такое, знаешь, сумасшедшее общество, в некоторой мере действительно организованное, но при этом в этой организации ощущалось это токое странное, почти западное беззаконие.

Как, если бы правительство и мафия были на одной ступени, получается эдакое законное беззаконие, или же беззаконный закон, как бы это ни называлось, и пока мы были там, все это прогибалось под толстым слоем коррупции, причем эта коррупция является врожденной на всем пост-советском пространстве, будь то Армения, Россия или Украина.

Ирина Лемберг: Итак, с завтрашнего дня в Техасе начинается Оззфест, затем ты вернешся не на долго в Европу. Ты планируешь проводить еще концерты тура «Elect The Dead» после возвращения в США?

Серж Танкян: Мм, пока мы ничего такого не планировали. Нет.

Ирина Лемберг: Ты будешь занят работой над новым альбомом?

Серж Танкян: Я буду занят многими вещами. Работать над музыкой к театральным пьессам. Сочинять музыку для нескольких фильмов, и да, я буду писать песни для моего нового альбома.

Ирина Лемберг: Ладно. А у тебя есть примерная дата релиза нового альбом?

Серж Танкян: Не знаю, не знаю. Скорее всего это будет либо конец следующего года, либо начало года после. Скорее всего.

Ирина Лемберг: На новом альбоме будут песни похожие на те, что были на Elect The Dead? Потому что ты говорил, что альбом будет немного «джазовым», а я не слушаю джаз, но, похоже, что теперь начну…

Серж Танкян: Ну, вобщем, пока нет никакого нового альбома, потому что он не готов. Хотя у меня есть несколько песен, которые я бы мог доработать до этого формата. Так что, я использую некоторые песни, которые уже есть, и добавлю новых, как это было с Elect The Dead. Но новый альбом, с инструментальной точки зрения, не будет роком как таковым. По крайней мере, я так не думаю, потому что, знаешь, я бы хотел сделать что-то с большим оркестром, что-то что бы доставляло удовольствие. Я эксперементировал с этим на тех вещах, что я писал для фильмов, и я бы хотел сделать что-то подобное на сольном альбоме. Я даже не знаю как это назвать. Я даже не знаю как это будет происходить, знаешь, слишком рано говорить об этом. Я еще работаю на других песнях. Я написал песню для «Международной Амнистии» и хочу чтобы на ней пели разные артисты или что-то такое к их 60-летию.

Ирина Лемберг: Здорово. Твой отец тоже работает надо своим альбомом. Ты как-то в этом участвуешь?

Серж Танкян: Да, мы хотим выпустить альбом моего отца на моем лейбле, Serjical Strike, и я ему помогаю. Я недавно записал его поющего около семи песен, просто так, для тренировки, для него, в эдаком стиле модного вальса. Он хочет записать альбом в более классическом, армянском народном ключе. И я ему в этом помогаю.

Ирина Лемберг: Это будут новые или уже существующие песни??

Серж Танкян: Да, пока что он перепевал уже существующие песни, как это делает большинство армянских певцов. Но на альбоме также будут несколько своих песен.

Ирина Лемберг: Я где-то читала, что ты учился на юриста, но понял что музыка является твоим призванием. Как адвокат я обязана тебя спросить, какой областью права ты бы занимался, если бы стал юристом?

Серж Танкян: Не уголовным, скорее всего гражданским правом. Да. Только я не знаю какой областью гражданского права я бы занялся.

Ирина Лемберг: Итак, я знаю, тебе надо готовиться к выступлению. Это было большое удовольствие и честь поговорить с тобой, спасибо тебе большое, Серж и всего тебе наилучшего!

Серж Танкян: Спасибо тебе.

Пятница, 22 Августа 2008
Интервью: Ирина Лемберг © Asbarez.com
Перевод: Алексей «ALuserX» Гартвиг © SoaD.msk.ru

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *